машиной и теребил кончик бород
Чернобородый окликнул его.
 Что-то плохо мне.
Таскали, курили афганский чарс, а после спали в тени под большими валунами на Мертвой реке. Дембеля выдержали паузу, а затем грянуло, раскатилось эхом по горам:
ел, как кадр негатива, молодог
Они вошли в небольшую темную комнату.
Протянул их Мите.
Почему они не на проческе?
шпрот. В коридоре он сделал в
Детские вопли смолкли во дворах, и кишлак настороженно замер.
Если есть у тебя сердце, возьми меня с собой!” Муслим поднял эмира с колен и обнял за плечи: “Есть у меня сердце, и возьму я тебя с собой, но ни разу не видел я, чтобы отец творил чудеса”.
В учебке сержанты долго пытались отучить его от привычки тырить куски хлеба по карманам, один раз даже заставили съесть буханку перед ротой, но отучить так и не смогли.
Скоро рядом с садом раскинулся большой красивый город.
За весь день отдыхали всего дважды: у ручья и в пещере на перевале.
 Ты их подманивай!  приказал Костя.  Нету у меня.
Полковник скосил на него глаз.
А Кычанов, не будь дураком, решил их за это наказать.
Так вот она, операция! Откуда только прыть взялась?  он бросился к кустарнику, сбрасывая вниз камни, смешно растопырив пальцы связанных рук, падая, поднимаясь, разрывая “хэбэ” на локтях и коленях.
На него смотрело незнакомое бородатое лицо с резко обозначившимися у глаз морщинами.
Думаешь, легко? Ты мне скажи? Он у меня автомат взял, а вещмешок шмонать не стал.
Он сидел, сплевывая зеленую, горькую слюну, чувствовал, как пульсирует боль в члене. Митя начинал привыкать к однообразной, монотонной жизни.  Нет,  честно признался ротный он стоял в шеренге вместе со своими подчиненными. Ели, беседовали о чем-то своем, словно забыв о пленном, изредка поглядывали на узкий лаз в пещеру, через который струился оранжево-красный свет заходящего солнца. .
 А я знаю?  взводный сделал глубокую затяжку. Под глазами у него, как дужки от очков, обозначились грязные разводы.


ь за дувалом, Митя на четверенВоды надо набрать. | Он сказал, что этот человек совершил великий грех и теперь будет вечно терпеть муки. | Хабибула кивнул и поднялся с соломы.