ательно глядя на дорогу,  пыта
ся в тени до ночи и вернется.
стальными машинами, чье стрек
В тазу лежали широкие ножи, он никогда не видел таких массивные, загнутые ручки покоились на кромке, остро наточенные лезвия без следов ржавчины и изъянов были опущены в воду.
Над горами встало осеннее солнце.
здавая видимость большой работ
рищи солдаты и сержанты! Не хо
шки” развернутся над долиной,
ул, но не помогло, и тогда вдр
Показал на два резиновых ведра и кувшины с водой, велел ему хорошо вымыться, одеться в афганское и ждать, когда он вернется.
вать книги. Скоро опять собра
Из штанов он извлек тряпицу, в которую были завернуты деньги.
Хабибула долго молчал, потом заговорил. Он несколько раз громко чихнул, выплюнул изо рта пыль, отер глаза и побежал легко и быстро, побежал своей дорогой уже не чувствуя под собой земли.  Спускайся вниз!  приказал парень. Моих пацанов побили, а меня из люка взрывной волной выкинуло, лежу в арыке контуженый, молюсь их аллаху, чтоб пронесло. .
Подмешали спирту в сгущенку, стали обезьяну с ложки кормить. Появился Хабибула, велел идти за ним.


по бокам два винта. КрутнешьМитя забрался по столбу на помост. | Он сощурился. | Он справил нужду и направился к выходу, на ходу застегивая брюки, когда дорогу ему преградил парень в бушлате.